ПОДЕЛИТЬСЯ

Сочинская мэрия в последние полгода напоминает этакий «корабль-призрак». Неладное творится с заместителями главы города с апреля 2018 года.

Именно тогда были арестованы Мугдин Чермит и Юрий Паламарчук, в сентябре — экс-первый вице-мэр Анатолий Рыков и действующий первый зам Сергей Юрин, а также Иван Бомбергер, исполнявший обязанности главы города.

В «длительный отпуск», как сообщал sochinews.io, с которого, скорее всего, не вернется на прежнюю должность, ушла на днях и зам по социальным вопросам Ирина Романец. В среду заявление об уходе по собственному желанию написал курирующий внутреннюю политику администрации Эдуард Волков.

Заместители Анатолия Пахомова тают вокруг него как снег у печки. Весьма примечательная, хоть и нехитрая статистика. При ближайшем рассмотрении выясняется удивительное — в штате мэрии Сочи должностей замов даже больше, чем в администрации края (!) (10 в Сочи против 9-ти — у губернатора).

И кстати, по имеющимся у sochinews.io данным, все эти «пропавшие» по разным причинам вице-мэры, за исключением Юрия Паламарчука, за день до ареста уволившегося из мэрии, все еще занимают свои должности и не уволены из администрации Сочи.

Это касается и Мугдина Чермита, и Сергея Юрина, и Ивана Бомбергера. Все они продолжают числиться на должностях и исправно получать зарплату, несмотря на то, что большинство из них, по понятным причинам, не могут физически исполнять свои обязанности. При этом полноценную замену нашли лишь Паламарчуку — обязанности вице-мэра по вопросам ЖКХ исполняет теперь Алексей Толмачев. Представители же мэрии, после ареста Сергея Юрина, открытым текстом заявили, что первый вице-мэр не будет уволен с должности до признания его вины (если таковая обнаружится) судом.

Тут невольно вспоминаются некоторые сицилийские традиции, когда главы «семей» вполне комфортно руководили своими сообществами прямо из тюрьмы. Вспоминается и роман Стивена Кинга «Оно», где действие происходит в выдуманном зловещем городе Дерри, в котором «никто не умирает по-настоящему».

Впрочем, пока лишь один вопрос монолитен в своей актуальности: «А кто следующий?».